Российский и мировой рынок стали — итоги недели (29 апреля - 6 мая 2018 г.)

Российский и мировой рынок стали — итоги недели (29 апреля - 6 мая 2018 г.)
07.05.2018

Первая неделя мая выдалась для нас укороченной из-за праздников. Кроме того, она стала последней перед назначенной на 7 мая инаугурацией президента, с которой связываются надежды на появление новых «майских указов», на персональные изменения в составе правительства и, в конечном итоге, на новую экономическую и денежную политику. Безусловно, вряд ли эти ожидания оправдаются в полной мере, но на какие-то изменения можно и нужно рассчитывать. Замедление темпов экономического роста в последние четыре квартала показывает, что коррекция в любом случае необходима. Тем более, что Россия подвергается новым санкциям, а сама система глобальной торговли, сложившаяся за последние четверть века, находится под угрозой развала. В центре этого деструктивного процесса оказалась стальная продукция. Американские стальные тарифы, конечно, не могут переформатировать весь мировой рынок, но они являются отправной точкой для далеко идущих изменений. Прежде всего, это переход к ничем не прикрытому жесткому протекционизму западных стран, ранее ратовавших за широкую свободу торговли. Как говорится, когда джентльмены проигрывают, они меняют правила. Эти изменения, которые явочным порядком стремятся ввести США, не несут мировой экономике ничего хорошего. Хотя бы потому, что с ними совершенно не нужными становятся ВТО, прочие международные структуры и вообще дипломатия. И в самом деле, к чему вести какие-либо переговоры, если можно просто стукнуть кулаком по столу?! Именно так завершились контакты между США и Бразилией (казалось бы, не последним в глобальной политике и экономике государством) по поводу стальных и алюминиевых тарифов. Как признали представители бразильского правительства, американцы в итоге выставили им ультиматум: или соглашаетесь на квоты, жестко ограничивающие поставки бразильской стальной и алюминиевой продукции в США, или немедленно введем тарифы. На США приходится почти треть бразильского экспорта стали, поэтому бразильские власти американский ультиматум приняли. Черные металлурги согласились на квоты в размере 70% от среднего объема поставок готового проката, труб и метизов за последние три года, а производители алюминия решили платить 10%-ные пошлины. Причем еще не факт, что бразильские сталелитейные компании сделали правильный выбор. С тем, что такое представляют из себя квоты в американском варианте, уже ознакомились их корейские коллеги, согласившиеся на похожие условия еще в конце марта. Сейчас они выяснили, что отдельные лимиты вводятся на каждый из 54 видов стальной продукции, признаваемых американской таможенной статистикой. Причем объем поставок каждого из этих видов за квартал не должен превышать 30% от годовой квоты, дабы не создавать наплывов импорта под действием сезонных факторов или благоприятной экспортной конъюнктуры. В целом для российских поставщиков заготовки конец апреля выдался относительно удачным. Активизация спроса в Турции дала им возможность стабилизировать котировки и даже добиться их небольшого повышения. Правда, рассчитывать на продолжение этого роста сложно. В мусульманских странах уже 15 мая начинается Рамадан, когда деловая активность традиционно падает, а в Азию в июне придут муссоны, и видимый спрос на стальную продукцию пойдет на спад. Листовой прокат российского производства между тем продолжает дешеветь. Здесь действуют как сезонные факторы (заключаемые сейчас контракты предполагают поставку в середине лета, когда спрос снижается), так и нестабильная политическая и экономическая ситуация. Предстоящие внеочередные выборы в Турции, терки между Евросоюзом и США, возможный отказ американцев от «ядерной сделки» с Ираном, события в Сирии — все это оказывает заметное негативное влияние на экономику во всем макрорегионе Европа — Ближний Восток. Из-за этого в Турции и ЕС идут вниз котировки на стальную продукцию. Безусловно, это контрастирует с подъемом цен в России, где в мае металлурги объявили подорожание почти по всему сортаменту листового и сортового проката, а также труб. Оправдывает его пока только слабеющий рубль, благодаря которому внутренние котировки в валютном эквиваленте не слишком отрываются от экспортных паритетов. Кроме того, производители стали и дистрибьюторы все еще надеются на активизацию покупательского спроса в середине мая, после праздников и инаугурации президента. На что же все-таки можно рассчитывать в начале нового президентского срока? Возможно, некоторые ответы на этот вопрос дает утвержденная правительством Стратегия развития автомобильной промышленности до 2025 г. Этот небезынтересный документ действительно предлагает ряд новых подходов к развитию отечественной экономики. Прежде всего, обращает на себя внимание курс на тесное сотрудничество государства и частных компаний — производителей автомобилей и автокомпонентов. Государство и бизнес должны в ближайшее время разработать и совместно реализовать ряд программ, предусматривающих конкретные мероприятия, направленные на повышение уровня локализации в автопроме, стимулирование НИОКР, рост конкурентоспособности российских компаний на мировой арене. Озвучены, в частности, намерения по созданию частно-государственных технологических консорциумов для освоения новых технологий и выведения на рынок инновационных продуктов. Действительно, если прежняя стратегия развития российского автопрома до 2020 г. была направлена, прежде всего, на создание новых производств, то теперь приоритет переносится в сферу качества. Российским компаниям надо будет осваивать новые виды высокотехнологичной продукции и повышать эффективность. Для этого им предлагаются такие меры господдержки как субсидии на модернизацию производства, компенсации расходов на лизинг оборудования и процентов по инвестиционным кредитам, программы подготовки инженерных кадров и обучения персонала. Фактически это именно то, о чем в последние годы много и часто говорили российские машиностроители: государство реально собирается поддержать именно технологический рывок отечественной промышленности. Конечно, в стратегии по развитию автопрома было уделено немало внимания информационным технологиям и прочей цифровизации, но это также является одним из приоритетов государственной политики на сегодня. Впрочем, по этому пути в настоящее время идет весь мир. Наконец, еще один важный вывод, который следует из стратегии, заключается в том, что России не обойтись без дальнейшего усиления интеграции в мировую экономику. Российский рынок недостаточно широкий, а рассчитывать на быстрое увеличение объемов внутреннего потребления пока не приходится. Между тем, конкурентоспособность в современной экономике достигается, в первую очередь, благодаря экономии на масштабах. Поэтому российские компании обязаны стать крупными экспортерами, снабжающими своей продукцией не только отечественных клиентов, но и внешние рынки. Применительно к автопрому это означает, что российские поставщики автокомпонентов должны стать частью глобальных производственно-сбытовых цепочек ведущих автомобильных корпораций, а основой автомобильной промышленности нашей страны должны быть глубоко локализированные глобальные платформы. Произведенные в России машины должны иметь достаточно высокую конкурентоспособность, чтобы находить рынки сбыта за пределами нашей страны — хотя бы, на первых порах, в странах СНГ, Африки, Азии, Латинской Америки. И в достижении этой конкурентоспособности на глобальном уровне должны объединить свои усилия и частные компании, и государство. Правда, будет ли от этого толк, когда США толкают мир к разрушению привычного механизма глобальной торговли, к протекционизму и «праву сильного»?! Для российских металлургов эта проблема более чем актуальна, ведь вслед за США о намерении защитить внутренние рынки стальной продукции с помощью защитных пошлин объявили уже Евросоюз и Турция. Однако не все здесь так плохо, и выходы из создающихся положений, безусловно, есть. Прежде всего, действия США — это классическая попытка решения сложных и комплексных проблем простыми методами, каждый из которых тащит за собой целый шлейф неприятных отдаленных последствий. Стальные тарифы уже привели к подъему цен на стальную продукцию на американском рынке. Средний уровень цен на горячекатаные рулоны в штатах Среднего Запада составляет там порядка $970 за метрическую т. EXW, что теоретически позволяет почти всем производителям (естественно, если их продукция не облагается еще и антидемпинговыми пошлинами) осуществлять поставки в США. Да, в последние месяцы американские компании анонсировали ряд новых проектов, но их большая часть приходится на мини-заводы по выпуску арматуры, фасонного проката и сварных труб. А смогут ли они эффективно заместить импорт в более высокотехнологичных сегментах, большой вопрос. Ограждение своего рынка высокими протекционистскими барьерами — это всегда палка о двух концах, и второй из них рано или поздно ударит по инициатору подобной политики. Кроме того, если США старательно разрушают действующую структуру международной торговли, к слову сказать, не слишком нас устраивающую, то ничто не мешает России, Китаю, Ирану и другим странам начинать создавать свою собственную систему и привлекать в нее новых участников, которым будет реально выгодно работать в таких условиях. Как говорится, любой кризис не только рождает риски, но и создает множество возможностей.

Закрыть
Спасибо, ваше сообщение отправлено.