Российский и мировой рынок стали — итоги недели (1-8 июля 2018 г.)

Российский и мировой рынок стали — итоги недели (1-8 июля 2018 г.)
09.07.2018

Мировой рынок стали остается в привычном ожидающем состоянии. Вскоре свое «веское слово» должна сказать Европейская комиссия. Именно 16 июля она должна объявить о введении ограничений на импорт стальной продукции и рассказать, каким образом будут действовать пошлины и квоты. Во всяком случае, европейские металлургические компании очень ждут этого заявления и собираются приурочить к нему повышение цен на сортовой и листовой прокат. Их предложения и так постепенно поднимаются еще со второй половины июня, но пока новые котировки еще не получили поддержку потребителей. Китай и США обменялись списками «подтарифных» товаров, после чего США предсказуемо обнародовали еще один перечень, покрывающий китайский экспорт на сумму $200 млрд. в год. В него, в частности, вошли металлопродукция, по каким-то причинам не охваченная ранее, бытовая техника, автокомпоненты и масса других изделий, в том числе металлоемких. Правда, эти угрозы пока остаются потенциальными, а в действительности в Китае объявлена новая кампания по борьбе за чистоту воздуха. Экологические стандарты в очередной раз ужесточены, а металлургическим предприятиям, которые пока не преодолевают планку, предписано снизить загрузку мощностей. Как ожидается, это позволит сократить производство стали, достигшее в мае рекордных показателей, и предотвратить возможное появление избытка предложения, даже если китайская экономика сбавит обороты из-за американских пошлин. Пока что китайский рынок стали продолжает рост. Котировки на арматуру и горячекатаный прокат на Шанхайской фьючерсной бирже достигли 13 июля десятимесячных максимумов. В то же время, экспортные цены на китайскую стальную продукцию понизились вследствие дальнейшего ослабления курса юаня. Сейчас он находится на минимальной отметке по отношению к доллару за последние одиннадцать месяцев. Если такая политика продолжится и в будущем (а укреплять юань китайцам вроде бы ни к чему), это может создать определенные риски для азиатского рынка проката. Если для Китая снижение курса национальной валюты в целом является положительным фактором, то для Турции это сигнал тревоги. У местных компаний слишком много долларовых и евровых долгов, к тому же ослабление лиры разгоняет инфляцию, и так рекордно высокую за последние годы. Турецкие металлурги, ранее стремившиеся привести стоимость стальной продукции внутри страны к экспортному паритету в долларовом эквиваленте, теперь испытывают с этим очевидные трудности. Их клиенты не готовы платить все дороже и дороже в лирах. Из-за этого падают цены на арматуру, металлолом и заготовку, а российским экспортерам полуфабрикатов приходится идти на уступки. Котировки постепенно понижаются в направлении отметки $500 за т. FOB. В дальнейшем спад может затронуть и листовой прокат. В начале июля российская продукция продолжала подниматься — по крайней мере, в предложениях поставщиков, но во второй половине месяца знак вполне может поменяться на минус. В то же время, на внутреннем российском рынке на повестку дня, наоборот, ставится новое повышение. Металлургические компании, сбавившие цены на непокрытый листовой прокат по июньским и июльским контрактам, намерены взять реванш в августе. Некоторые производители анонсировали грядущее подорожание арматуры — не слишком значительное, но призванное решительно положить конец прежнему спаду. В принципе, завершение Чемпионата мира по футболу дает некоторую надежду на активизацию видимого спроса на стальную продукцию во второй половине текущего месяца. Так что понижение котировок на споте, продолжавшееся большую часть июня, может смениться ростом. Но вряд ли его темпы будут значительными. Подкачало конечное потребление, продолжающее находиться в депрессивном состоянии вместе со значительной частью российской экономики. На протяжении последней недели повышение пенсионного возраста перестало быть единственной темой на повестке дня. В экономическом блоке правительства, по крайней мере, обсуждались такие животрепещущие вопросы как источники финансирования национальных программ, заданных президентским «майским указом», стимулирование инвестиций и бюджетное правило, предписывающее отправлять в резервы все доходы, получаемые от экспорта нефти по цене, превышающей $40 за баррель. Так как в последнее время стоимость российского сорта Urals стабильно превышает $70 за баррель, сохранение бюджетного правила в прежнем неизменном виде производит впечатление избыточной осторожности. Тем более, что российская экономика в настоящее время задыхается от дефицита финансовых средств, а правительство старается пополнять казну исключительно путем усиления налогового давления на бизнес. Да, трудно спорить с тем, что работать и платить зарплаты надо «по-белому», но закручивать гайки, пожалуй, стоит во время подъема, когда компании, по крайней мере, располагают достаточными прибылями, чтобы пережить увеличение затрат. Однако, а будет ли этот подъем в российской экономике в обозримом будущем?! В ходе дискуссии о бюджетном правиле представители правительства поделились своим крайне пессимистичным прогнозом по поводу нефтяных цен, которые, как ожидается, просядут до $40-50 за баррель, как только уменьшится политическая напряженность вокруг Ирана и на Ближнем Востоке в целом. По мнению аналитиков, чьи выкладки использует Кабинет Министров, избыточный рост добычи нефти приведет к ее существенному превышению над спросом. Прогнозы, конечно, вещь неблагодарная, а рыночные колебания — штука непредсказуемая, но обвал мировых цен на нефть может произойти только при определенных условиях, которые в данный момент отнюдь не наблюдаются. Во-первых, для этого нужно, чтобы полностью провалилась попытка американской администрации полностью обнулить иранский экспорт нефти, объем которого в последнее время составляет 2,5-2,6 млн. баррелей в день. Американские нефтяники, казалось бы, готовы извлечь из своих сланцев неограниченные объемы нефти, но и здесь их подстерегает засада. Крупнейшее в стране месторождение Permian на границе штатов Техас и Нью-Мексико столкнулось с ограниченностью инфраструктуры. Нефть можно добыть, но ее некуда девать. Пропускная способность трубопроводов исчерпана. Попутный газ все больше приходится сжигать в факелах. Не хватает даже автоцистерн, да и возить нефть по шоссе за пятьсот миль — удовольствие не дешевое. Новые нефте- и газопроводы туда, понятно, тянут, но преодоление «транспортного» кризиса прогнозируется не раньше конца 2019 г. Поэтому перепроизводства нефти в ближайшие полтора года, скорее всего, не будет. А вот падения объемов потребления и прочих неприятностей таки следует опасаться. Дональд Трамп последовательно и неуклонно разрушает глобальный экономический порядок, а под самым большим ударом находится сейчас Европа. Причем одновременно серьезные проблемы могут возникнуть и у нас. Публичное недовольство американского президента российским проектом «Северный поток-2» обусловлено не только стремлением навязать европейцам свой газ вместо российского. Тем более, что американские поставки сжиженного газа, во-первых, пока сравнительно невелики, а, во-вторых, ориентированы на более доходный азиатский рынок. Да и потребности Евросоюза в газе будут расти, так что на этом рынке по идее хватит места и российским, и американским компаниям. Новый трубопровод по дну Балтийского моря направлен не столько на расширение поставок в ЕС, сколько на их перераспределение, позволяющее минимизировать прокачку через украинскую ГТС, а заодно сократить расходы на транзит. Ни о каком «увеличении зависимости» Европы от энергоносителей из России речь не идет. Поэтому не исключено, что для США этот вопрос не экономический, а политический, а следующим шагом американских властей станет принуждение европейских стран к сокращению или даже прекращению импорта российского газа, как это уже проделывается с иранской нефтью. Таким образом, нам снова приходится ждать, чтобы понять, на каком мы свете, на что мы можем рассчитывать и на какие угрозы следует реагировать в первую очередь. И пока обстановка более-менее не прояснится, какие-либо резкие движения маловероятны, в том числе, и в российской экономике. К сожалению, Россия пока еще не в той весовой категории, чтобы активно формировать мировую политику.

Закрыть
Спасибо, ваше сообщение отправлено.